Береги приезжего. Ректор Высшей школы экономики предлагает принимать и обучать мигрантов, чтобы Россия не осталась без рабочих 18.05.2011 11:05 msk

По поручению правительства России ученые и специалисты Высшей школы экономики и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ организуют экспертную деятельность по разработке целей и задач, востребованных жизнью на новом этапе социально-экономического развития страны «Стратегия-2020». Создано несколько экспертных групп, одна из них разрабатывает проект Концепции миграционной политики России. Ее руководитель, ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, ответил на вопросы Лидии Графовой, председателя исполкома «Форума переселенческих организаций», члена Правительственной комиссии по миграционной политике.

Лидия Графова: Ярослав Иванович, когда слушаешь ваши выступления на заседаниях Правительственной комиссии по миграционной политике, появляется надежда… Значит, дожили мы наконец до времени, когда миграция, которая столько лет была на задворках государственной политики, считалась обузой для России, становится одним из главных государственных приоритетов?

Ярослав Кузьминов: Дожили, и это закономерно. Миграция — неизбежный спутник глобальных процессов. Не случайно же страны «большой восьмерки» и «большой двадцатки» в своей повестке дня ставят вопросы миграции вровень с вопросами терроризма, топлива и нераспространения ядерного оружия. Сегодня все страны понимают, что миграция — это крупнейший козырь в геополитике. Надо очень серьезно относиться к проблеме миграции, то есть относиться к ней как люди, которые думают о своем будущем, о судьбе страны. Это естественная позиция не только экономиста, но и каждого человека.

А мы по-прежнему исходим из того, что трудовой баланс должен покрываться внутри страны, а мигранты — это некая случайность. В то же время становится все очевидней, что миграция — мощный ресурс развития экономики, имеющий ключевое значение не только для уверенного экономического роста, но и для обеспечения социальной динамики, укрепления позиций России в мире, повышения уровня и качества жизни наших граждан.

Лидия Графова: А все эти страхи про миграцию как угрозу национальной безопасности страны?

Ярослав Кузьминов: Сегодня существует ряд вызовов, достаточно болезненных, на которые мы должны отвечать, в том числе и разумной миграционной политикой. Вызов национальной безопасности, связанный с миграцией, да, существует, но это в гораздо большей степени экономический вызов, чем, допустим, лежащий в области оборонной доктрины. Как раз не увеличение, а наоборот — сокращение миграции, которое неизбежно приведет к падению экономики и жизненного уровня населения, может вызвать социальные взрывы.

Лидия Графова: Сегодня делается упор на привлечение квалифицированных мигрантов. Реалистично ли это в наших условиях?

Ярослав Кузьминов: Хорошо бы, конечно, привлекать в Россию побольше квалифицированных мигрантов, но с селективным отбором мы, к сожалению, лет на десять опоздали. При наших открытых границах с большинством стран СНГ к нам едут в основном люди физического труда, но ведь и они нашей экономике очень нужны. Своих граждан, желающих исполнять ту черновую работу, на которую охотно идут мигранты, нам становится все труднее найти. Кстати, должен заметить, что среди выходцев из среднеазиатских республик, которые у нас работают в сфере обслуживания, копают что-то, метут наши дворы, достаточно высока доля людей, имеющих высшее и среднетехническое образование. При благоприятных условиях, если им повезет, они могут занять места врачей в наших поликлиниках, учителей в наших школах. Следовательно, мы получим уже готовых специалистов, не затратив на их обучение никаких средств.

Лидия Графова: В проекте, который разрабатывает ваша экспертная группа, постоянно подчеркивается, что миграционная политика должна быть обязательно комплексной. А сегодня миграция обычно рассматривается как вещь в себе.

Ярослав Кузьминов: Да, беда наша в том, что и миграционная политика, и регулирование рынка труда, и профессиональное образование существуют отдельно, как бы не замечая друг друга. Несмотря на вопиющие проблемы, в смежных секторах практически не предпринимается никаких усилий для того, чтобы решать эти проблемы взаимосвязанно. Вот мы и стараемся прописать в проекте эти увязки. Мы убеждены, что в соответствии с возрастающей долей мигрантов на нашем рынке труда должна резко измениться политика в области профессионального образования. Вместо того чтобы жаловаться, какие неподготовленные едут к нам мигранты, мы должны скоростным методом, на кратких курсах, обучать их тем профессиям, которые нам требуются. Но наша неплохая в прошлом система профтехобразования сегодня практически сошла на нет. Она стала нам вроде бы ни к чему. Судя по опросам, около 80 процентов школьников видят свое будущее только в институте. Какую профессию они получат и будут ли по ней работать, неважно, главное — диплом. Эту психологическую установку нашей молодежи на «чистую» работу может изменить только какая-то социальная катастрофа. Но мы ведь не хотим катастроф? Тогда давайте принимать и обучать в профучилищах мигрантов, а то скоро в ряде жизненно важных отраслей у нас работать будет некому.

Лидия Графова: Вы уже проводите публичные обсуждения проекта, и там начинаются споры как бы с нуля: эксперты высказывают полярные мнения о миграции. Вы что, собираетесь эти крайности примирить?

Ярослав Кузьминов: Наша задача — внимательно изучить самые разные экспертные мнения и четко сформулировать ряд альтернатив, просчитав их риски и цену как для страны в целом, так и для определенных категорий населения. Сегодня нам видится примерно четыре альтернативных модели.

Первая и весьма распространенная: «мигранты нам не нужны». Часто заявляется, что эта модель чисто популистская, но это неправда. Тут в основе лежит установка на сырьевую экономику: «качать трубу». И тогда кажется, что можно просто прожить без мигрантов. Зачем они нам нужны? Однако наши рентные доходы не так уж и велики. Но дело не только в этом. Если мы собираемся серьезно остаться в модели «мигранты не нужны», нам придется пойти не только на то, что у нас не будет расти обрабатывающая промышленность и не будет дифференцироваться хозяйство (это, допустим, абстрактные угрозы). Но мы ведь хотим жить комфортно? Так вот, при такой рентно-сырьевой экономике это нереально. Без привлечения мигрантов нам придется, например, платить половину зарплаты за ЖКХ и вообще распрощаться с дешевой сферой сервиса. Если мы готовы к этому, тогда — вперед!

Вторая модель называется «возродим обрабатывающую промышленность». Вот мы все жалуемся, что к нам едут в основном чернорабочие. Но ведь известно, что на любом предприятии соотношение квалифицированных и малоквалифицированных работников примерно 50:50 (это по самым разным оценкам). Такого рода модель совершенно явно основывается на интенсивном привлечении большого количества мигрантов.

Третья модель — «инновационный рост экономики» — стала модной в последнее время. Она предполагает прием иностранных студентов активнейшим образом. Привлечение высококвалифицированных работников и членов их семей. Нужно обеспечить им высокую степень натурализации. И вкладываться в систему образования мигрантов, в первую очередь в профессиональное образование. Дети мигрантов, как я уже говорил, скорей пойдут в профтехучилища, чем наши школьники.

Четвертая модель — «побольше граждан». Это упор на стихийное развитие рынка труда при определенном демографическом давлении извне. То есть, хотим мы или не хотим, а мигранты все равно приедут. Не такая, кстати, глупая модель на самом деле. Ведь наши прогнозы весьма условны и мы не знаем точно, какие отрасли и когда станут локомотивом и потребуют большого количества рабочих рук. При этой модели надо открывать двери для привлечения семей, вкладывать средства в их интеграцию, обучение и социализацию нового поколения. Как показывает опыт, эти затраты с лихвой окупаются: принимать мигрантов на постоянное жительство для общества всегда выгоднее, чем ориентироваться на временную трудовую миграцию.

Лидия Графова: Но как убедить жителей России, что приток мигрантов нам выгоден, что открытая миграционная политика залог благополучия каждого из нас? Вот недавно в «РГ» вышла моя статья под названием «Мигранты нужны. И точка» (это — о Концепции). Так знаете, сколько обрушилось гнева в читательских комментариях…

Ярослав Кузьминов: Да, многим кажется, что мы можем прекрасно обойтись своими ресурсами. За счет повышения рождаемости и внутренней миграции. Но, во-первых, не в состоянии наши женщины сразу рожать готовых работников, а ждать 20 лет, пока сегодняшние младенцы подрастут, наша экономика не может. Говорят: в стране и так больше пяти миллионов безработных, так зачем еще и мигранты? Но ведь это известная структурная безработица: многие ниши труда сегодня пустуют, а безработные россияне туда не идут — невыгодно, непрестижно. Проблема в том, что наш рынок не предлагает сегодня жителям моногородов и трудоизбыточных регионов приемлемых для них условий труда и таких компенсаций, ради которых российские граждане готовы были бы сдвинуться с места. Внутренняя мобильность у нас очень низкая, нерешительная. Но если даже представить, что жители малых городов массово ринутся работать в крупные мегаполисы, что тогда станет с этими покинутыми городами?

Конечно, более дешевый труд мигрантов повышает конкурентоспособность бизнеса, но не только. Вот возьмем хотя бы строительную отрасль. Она почти целиком держится на мигрантах, и работодателям это выгодно, они богатеют, и нашей публике это не нравится. Но если завтра на стройку придут российские граждане и будут получать те деньги, которые они хотят, квадратный метр жилья, например, в Рязани, да и по всей России взлетит до той же цены, как сегодня в Москве. Согласны мы на это? Тогда пожалуйста, давайте защищать свой рынок труда, а мигрантов всех выгоним.

Лидия Графова: Многие СМИ с каким-то злорадством сообщают, что в Европе политика мультикультурализма с треском провалилась и это, мол, нам урок…

Ярослав Кузьминов: В разных европейских странах все происходит по-разному, но интересен тот факт, что многие страны Европы только теперь вдруг осознали, что истинной интеграционной политики у них не было. Все, кто бывал, например, в Париже, знают, как ужасно выглядят там мигрантские кварталы. А ведь нам пока что еще везет, мы привлекаем сливки с рынка труда традиционных для России стран-доноров. Но эти «сливки» постепенно переориентируются на другие страны. А нас ждут действительно серьезные проблемы — расплата за то, что мы так варварски, высокомерно относились к возможностям, которые открылись перед Россией после распада Союза. Мы вели себя как страна трудоизбыточная. Время требует существенной корректировки миграционной политики — привлечения семей и расходов на их социальную адаптацию. То есть надо вместо временного мигранта выбирать более постоянного. Это гораздо социально безопаснее.

Российская газета, 18.05.2011


Оставить комментарий

 
© Мигрант.Фергана.Ру 2017