Рахмон Ульмасов о трудовой миграции: Таджики — символ возрождения российских сёл 24.11.2017 17:11 msk

Таджикистану нужно совместно с Россией возродить систему профессионально-технических училищ (ПТУ) по подготовке квалифицированных кадров для работы в российских городах, считает профессор Российско-Таджикского Славянского Университета (РТСУ), доктор экономических наук Рахмон Ульмасов. В интервью «Спутнику» эксперт рассказал об основных проблемах и особенностях трудовой миграции из Таджикистана в Россию.

— Почему тема международной миграции стала основной в вашей работе?

— Я всю жизнь работаю с молодежью. В 1980-е годы Таджикистан выступил инициатором отправки молодежи на учебу в профессионально-технические училища РСФСР и Украинской ССР — тогда эти республики нуждались в рабочих кадрах. Нашу инициативу тогда поддержала центральная союзная газета «Правда».

Ежегодно мы отправляли на учебу до 15 тысяч молодых людей. Многие из них продолжали работать и учиться в новой для себя стране. Многие создали семьи и сегодня живут, не прерывая связей с родиной. А вот отправка молодежи из Таджикистана на Всесоюзные ударные комсомольские стройки имела свои особенности — о девушках и молодых женщинах вообще речь не шла. В советские годы трудно было даже гипотетически представить, что таджичка из горного кишлака поехала на заработки за пределы республики.

За квартал мы отправляли лишь 15-20 человек, и один наш сотрудник сопровождал их до места назначения. Этих людей одевали, обували, оплачивали транспортные расходы, выдавали подъемные. Среди них были в основном разведенные, судимые, безработные.

Были в советский период и массовые летние поездки молодежи Таджикистана в республики СССР по линии студенческих строительных отрядов. По линии Бюро Молодежного Туризма «Спутник» Таджикистан ежегодно принимал до 20 тысяч молодых юношей и девушек со всего Союза, и столько же отправлял. Эта работа заняла в моей жизни особое место, поэтому переключиться на проблемы миграции в получившем независимость Таджикистане для меня было совершенно естественным делом.

— Распространено мнение, что таджики — земледельцы, оседлый народ, и менталитет таджиков не поощряет их кочевать, менять места жительства. Так ли это?

— Да, во времена СССР бытовало убеждение, что таджики тяжелы на подъем, они прикованы к родной земле, молодежь привязана к родителям. Отчасти это объяснялось исторически. Но в ХХ веке на территории бывшей российской империи, в том числе в Таджикистане, произошли глубокие перемены. Таджикский народ пережил три этапа миграции, эмиграции и реэмиграции.

Если подсчитать число беженцев, трудовых мигрантов, политических эмигрантов, вынужденных переселенцев, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, раненых и искалеченных, если учесть огромное число погибших в годы гражданской войны 90-х годов, напрашивается вывод — выжить после этого сможет не каждый народ, и не каждый народ сможет существовать как нация.

К сегодняшнему дню время и история разбросали таджиков по всему миру. Таджики сегодня проживают в разных частях земного шара. По мнению профессора Мансура Бабаханова, количество таджиков, проживающих в других государствах, превышает количество таджиков в самой Республике Таджикистан примерно в 7 раз.

— Вы упомянули о трех этапах миграции. Расскажите, пожалуйста, о них более детально.

— Первый этап — это примерно 20 лет после Октябрьской революции 1917 года. Изучая архивные документы, таджикские ученые пришли к печальным выводам. В годы борьбы с басмачеством были допущены нарушения, приводившие к массовой эмиграции населения за пределы республики. В эмиграцию уходили не только знатные люди, но и бедняки и середняки, что создавало в Таджикистане тревожную обстановку. Многие приграничные кишлаки и районы настолько обезлюдели, что в них оставалось по 3-5% населения.

В то же время басмачество грабило свой народ. К примеру, только в 1924-1925 годах басмаческие группы силой и угрозой собрали с людей для семьи Амира Олимхана, проживающей в то время в Афганистане сумму, эквивалентную 3 миллиона золотых рублей.

Гражданская война после 1917 года унесла жизни многих тысяч людей. Только в Восточной Бухаре в результате военных действий погибло 4,4 тысячи человек, ранено 3,8 тысячи человек. 2,4 тысячи домов было разрушено, сожжено. Из 36 кишлаков в Курган-Тюбинском районе остались только 5 кишлаков и из 3500 хозяйств только 450, или 13%. По данным историка профессора Камола Абдуллаева, в 1936 году число беженцев в Афганистан достигло 120 тысяч семей — примерно 600 тысяч человек. По всей вероятности, эти цифры приблизительные.

Второй этап массового исхода граждан Таджикистана — это гражданская война 1992-1997 годов, в ходе которой погибло более 100 тысяч человек, а 600 тысяч покинули республику. Уехали из Таджикистана более 300 тысяч русскоязычных граждан — квалифицированных рабочих, ученых, инженеров, профессоров, врачей, учителей. Огромный ущерб понесла экономика Таджикистана. Здесь я хочу подчеркнуть роль президента Таджикистана Эмомали Рахмона — он остановил войну и вернул на родину сотни тысяч людей.

Третий этап — это период массовой трудовой миграции, который мы наблюдаем сегодня. Число трудовых мигрантов, выезжающих их Таджикистана в разные страны мира, оценивается примерно в 800 тысяч человек, причем большинство их них работает в России.

— Каковы особенности современной трудовой миграции из Таджикистана в Россию?

— Спрос на иностранную рабочую силу ощущается во всем мире и проблема трудовой миграции знакома многим странам. Сегодня без трудовых мигрантов нельзя представить экономику развитых стран мира, и Россия не исключение. Сейчас таджиков в России больше, чем калмыков, евреев, черкесов, корейцев и многих других народов и народностей. Думается, что предстоящая перепись населения России покажет еще большую долю таджиков в структуре населения России.

Я уверен — Россия на долгие годы останется для таджиков основным центром миграционного притяжения. С каждым годом в республике растет количество желающих переехать в Россию на постоянное место жительства. В представительстве МВД России в Таджикистане говорят, что в этом году запись в очередь на собеседование и консультации идет уже на июнь.

Российские социологи и работодатели отмечают начавшийся дефицит рабочих и специалистов в целом ряде отраслей экономики, поэтому трудовая миграция их Таджикистана в Россию — это не только «подушка безопасности» для Таджикистана.

Не секрет, что в России нарастает и дефицит высококвалифицированных кадров, специалисты уезжают в США, Канаду, Германию, во Францию, в Норвегию другие страны. Поэтому реальный способ для российских работодателей обеспечить свои производства рабочими и специалистами — пригласить для работы трудовых мигрантов из стран СНГ.

— В вышедшей в 2016 году вашей книге «Таджикистан в зеркале миграции» вы отметили ряд уроков таджикской миграции. Какие из них вы считаете основными?

— Главный и самый важный урок, который в Таджикистане уже усвоили — это необходимость перехода от хаотичной к управляемой миграции. Задача государства — не только создать условия для возможности граждан РТ работать в России, но и воспитать в них уважение к соблюдению российских законов.

Второй и тоже очень важный урок — это организация стратегического управления миграционными процессами. К сожалению, за годы независимости в Таджикистане не было издано ни одного учебника по вопросам миграции на таджикском языке. Не проводились масштабные социологические исследования, а те, что проводились при поддержке международных организаций, не вполне отражают реальную ситуацию. В результате миграционные процессы происходят в значительной мере стихийно.

Немаловажным уроком является необходимость изучения рынка труда в Таджикистане и за его пределами. От этого зависит ответ на вопрос, какова потребность рынка труда, и наилучшим инструментом для этого может стать российская биржа труда в Душанбе и в областных центрах Таджикистана.

Еще один урок состоит и в том, что квалифицированные кадры с неба не упадут — их нужно готовить самим. В Таджикистане необходимо возродить профессионально-технические училища, практиковать создание совместных ПТУ (колледжей, лицеев) с работодателями из России, направлять молодёжь на учебу и практику непосредственно к работодателям в Россию. Кстати говоря, работодатели Санкт-Петербурга недавно приняли решение создать учебную базу подготовки рабочих кадров непосредственно в Узбекистане. Почему бы нам в Таджикистане не перенять этот опыт наших соседей?

— Чем, на ваш взгляд, отличается современная таджикская миграция в Россию от миграции начала 2000-х годов?

— Во-первых, миграция из Таджикистана стала сельской. И многие проблемы, которые мы наблюдаем во взаимоотношениях коренных россиян с мигрантами, порождены непростыми отношениями между городским и сельским населением.

Во-вторых, сегодняшние таджикские мигранты менее образованны, чем мигранты первой волны конца 90-х и начала 2000-х годов. Самые образованные уже давно выехали в Россию и другие страны.

В-третьих, сегодняшние трудовые мигранты хуже знают русский язык. В результате многие трения, возникающие между россиянами и приезжими, обусловлены именно перечисленными факторами. Но современная миграция — молодая и для России она перспективна.

— В каких отраслях экономики России трудятся таджикские мигранты и каков их профессиональный уровень?

— В настоящее время на российском рынке сложилась достаточно четкое разделение труда трудовых мигрантов из стран СНГ. Как показывают исследования, мигранты из Таджикистана преимущественно заняты в строительстве и жилищно-коммунальном хозяйстве крупных городов. Это Москва и Подмосковье, Смоленская, Ярославская, Ростовская, Самарская области, Краснодарский край, другие города и регионы. Значительная часть таджикских мигрантов работает в сфере транспорта — водителями маршрутных такси, городских автобусов, троллейбусов.

Что же касается профессионального уровня, международные эксперты отмечают, что в своем большинстве таджикские трудовые мигранты — молодые люди, не имеющие специальности и навыков. Многие из них выполняют низкооплачиваемую и зачастую опасную работу на частных предприятиях, а те, кто не имеет разрешения на работу и проживание, находятся на нелегальном положении в еще худших условиях.

Многие российские бизнесмены предпочитают брать на работу мигрантов, потому что они согласны на любые, почти рабские условия жизни и труда, на смены по 12-16 часов в день без выходных и на мизерную зарплату. Не боясь штрафов за нарушение миграционного законодательства, и не заключая с мигрантом трудовой договор, предприниматель экономит хорошие деньги на налогах и социальных взносах. В итоге труд иностранного рабочего обходится гораздо дешевле, чем труд местного жителя.

По моим оценкам, более 70% таджиков-мигрантов работают на строительстве, и многие, отработав в России несколько лет, уже имеют высокую квалификацию. В ряде районов российской глубинки до 30% врачей — выходцы из Таджикистана. По некоторым подсчетам, более 100 выходцев из Таджикистана смогли стать долларовыми миллионерами в России.

— Можно с этого момента несколько подробнее?

— Конечно, можно. К примеру, предпринимателю Диловару Махмудову принадлежат несколько транспортных и инвестиционных компаний, крупнейшая из которых «Транс-Евразия». Десятки таджикских бизнесменов работают в сфере деревообрабатывающей отрасли, торгуют сухофруктами, одеждой. Бизнесмены из Исфары занимают лидирующие места в поставках сухофруктов.

Среди выходцев из Таджикистана есть и те, кто давно вышел за рамки российского рынка, и уже работают в Аргентине, Вьетнаме, Индии, Перу и Колумбии. У некоторых даже есть свои собственные плантации по производству сухофруктов в странах Латинской Америки.

Еще пример. Насриддин Негматов, основатель СП «Баракат-Исфара» 32 года живет в России. В 1988 году закончил факультет математики, в 1993 году защитил кандидатскую диссертацию в Москве. Сегодня он предпринимает попытки добиться внесения сухофруктов, произведенных в странах Центральной Азии, в список продуктов питания, допустимых стандартами ЮНЕСКО.

Немало выходцев из Таджикистана достигли в России больших успехов в науке, культуре, спорте. Недавно мне звонил из Москвы мой однокурсник и попросил посодействовать найти билеты на концерт всемирного известного таджикского композитора Толибхона Шахиди в Консерватории имени Чайковского. Я нахожусь в Душанбе и «добыть» билеты никак не мог, но услышать об этом было приятно.

Таджикистан нуждается в профессиональном брендировании на мировом уровне. Таджикистану есть чем гордиться, но об успехах страны российские СМИ рассказывают крайне редко. Знаете, в чем отличие мигрантов из восточных стран, приезжающих в страны Западной Европы, от таджикских трудовых мигрантов в России?

— Могу догадываться, в чем разница…

— Между ними — огромная разница. В Европу мигранты приезжают за пособиями, а в Россию — на работу. Более того, исследователи утверждают, что большинство прибывших в страны Евросоюза африканцев и азиатов не являются беженцами в общепринятом смысле этого слова, а представляют собой обычных экономических мигрантов.

В начале ноября 2016 года стало известно, что федеральное правительство Германии собирается выделить дополнительный транш федеральным землям общей суммой на 2,6 миллиарда евро для дальнейшего обустройства беженцев и мигрантов в регионах страны. А сколько в России выделяют для поддержки, адаптации и интеграции трудовых мигрантов?

Известно, что в России и на пенсионеров денег не хватает. Тем не менее, мэр Москвы Сергей Собянин в начале 2016 года искренне сказал, что продажа трудовых патентов мигрантам приносит в бюджет Москвы больше доходов, чем столичные нефтяные компании.

И я полностью согласен с научным директором Центра миграционных исследований Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Жанной Зайончковской: «В Португалии на телевидении есть 15-минутная передача, в которой мигранты рассказывают, чем они занимаются. Этот опыт был бы очень полезен и нам. Наше население видит только дворников» — посетовала она.

— В одной из ваших статей я прочел фразу: «Скоро наступят времена, когда работодатели из России будут ходить по кишлакам и звать людей на работу». С чем связана эта уверенность?

— Для сохранения нынешнего уровня численности населения России с 2021 года миграционный прирост должен ежегодно составлять не менее 450 тысяч человек. Моя уверенность заключается в том, что экономический кризис и санкции — все это имеет временный характер. После кризиса начнется подъем экономики. Кто будет работать, если трудоспособное население сокращается, рождаемость падает, смертность растет?

Приведу пример. Который год представители более 60-ти университетов России приезжают в Таджикистан и набирают молодежь на учебу. В одном только российском городе Иваново учатся 500 студентов из Таджикистана. Сегодня приезжают за студентами, завтра поедут за рабочими.

— В России известна другая ваша фраза, адресованная землякам: «Нам надо осваивать российское село». Будет ли, на Ваш взгляд, нарастать поток таджикский мигрантов в российскую глубинку?

— Сельские человеческие ресурсы России исчерпаны, сейчас «высыхают» малые города. Я побывал во многих сельских районах Российской Федерации и знаю, что более 20 тысяч сел и деревень умерли, а в 10 тысячах живут по 5-7 человек. Политики и дипломаты практически не касаются этого вопроса, многие рассуждают лишь о том, как остановить поток миграции. Многие — просто напуганы растущим миграционным притоком и не знают, что ему противопоставить. Давайте заключим Соглашение между Россией и Таджикистаном по возрождению этих деревень. Давайте подискутируем, обсудим, сверим позиции и придем какому-то выводу.

Источник: «Спутник»

Международное информационное агентство «Фергана»

24.11.2017


© Мигрант.Фергана.Ру 2017