Гастарбайтеры борются за выживание 26.03.2009 19:03 msk

Иностранные рабочие, оставшиеся без средств к существованию, предпочитают не обращаться к властям и кормятся кто как может, пишет санкт-петербургская газета «Невское время».

В Управлении Федеральной миграционной службы по Петербургу и Ленобласти честно признают: ведомство не располагает более или менее четкими данными о количестве иностранных рабочих, оставшихся не у дел из-за финансового кризиса. Квоты на прием иностранной рабочей силы на этот год чуть меньше прошлогодних: 213,9 тысячи против 236,5 тысячи в 2008 году. Но всего на учет в прошлом году в городе стали около миллиона иностранцев. Сколько из них туристов или приехавших в гости родственников, а сколько — нелегальных рабочих, кто из них продолжает работать, а кто — бомжует, неизвестно. С начала года в УФМС поступило одно-единственное заявление от иностранца, незаконно уволенного с работы. Хотя все знают, что таких людей тысячи.

Вот как оценивает ситуацию вице-президент «Союзпетростроя» Лев Каплан: «По моей оценке, у нас официально оформлены процентов 30 гастарбайтеров. Остальных как бы не существует, это люди-призраки. Драконовский штраф в 800 тысяч рублей за использование нелегальной рабочей силы давно уже никого не пугает».

Во-первых, взыскивают его не так часто (по-моему, было лишь несколько случаев). При проверке стройплощадки заранее проинструктированные «гости» просто разбегаются в разные стороны. И, будучи пойманными, никогда не признаются, что работали на этой стройке.

Во-вторых, эксплуатация нелегалов окупает риск. Местному рабочему приходится платить от 25 до 40 тысяч рублей, бесправному приезжему — 3-4 тысячи. Их можно заставить ночевать в бочках из-под краски, в недостроенном доме, при увольнении пособия выдают только тем, кто был оформлен официально. Это настоящее рабство.

С коллегой полностью солидарен другой известный строитель — генеральный директор ЗАО «Трест 47» Михаил Зарубин:

— Я принципиально не беру на работу нелегалов, потому что никакой квалификации у большинства нет, и, если строишь дом хотя бы в 5 этажей, использовать их просто опасно. Но субподрядные организации, без которых дом не выстроишь, используют их очень широко. Набирают бригаду на конкретный объект, потом, когда работа закончена, просто выкидывают их на улицу. Запросто могут половине людей ничего не заплатить. Жалко работяг, многие из них в городе никого, кроме своего прораба, не знают. Он их выгнал, обманул с деньгами, а они как собачки следом за ним ходят, просят снова на работу взять на каких угодно условиях или помочь домой вернуться, или хотя бы на хлеб дать.

Если руководитель генподрядной компании — порядочный человек, он требует, чтобы на стройке у него нелегалов не было. Но мелкие субподрядчики зачастую предоставляют липовые документы, по которым у них все работают официально. А перепроверять эти списки в ФМС никто не хочет.

Нередко с помощью нелегалов просто осваиваются бюджетные деньги. Словосочетание «муниципальная отделка», на которую подряжают мигрантов, стало в строительной среде нарицательным и ругательным, сказать про кого-то из коллег, что у него дом с отделкой, как «муниципальная», — это значит оскорбить человека. А ремонт фасадов, на котором работают в основном гастарбайтеры?:


Сейчас масса рабочих-нелегалов может оказаться в отчаянном положении еще и потому, что дороже стали услуги по обналичке денег. Много банков, которые оказывали эти услуги, лишились лицензии. А нелегалам платили, понятное дело, черным налом — вот и еще одна причина от них избавиться.

У нас столько чиновников, что при желании давно можно было бы весь рынок труда сделать легальным. Но видно, кому-то выгодно, чтобы каждый второй на стройке был нелегалом.

Как же они выживают? Вот несколько простых историй. Задача-максимум для Роберта — в ближайшую неделю не попадаться гаишникам. Тогда у него и его семьи есть шанс выжить. За эту неделю Роберт должен накопить деньги на покупку ОСАГО. После того как в феврале приезжего из Узбекистана уволили со склада компании, торгующей стройматериалами, ему пришлось заняться частным извозом на старенькой «копейке». Да вот беда — страховка закончилась, и каждая поездка чревата лишением прав. Летом прошлого года Роберт перевез в Петербург жену и двухлетнего сына. Теперь единственному кормильцу нужно зарабатывать любой ценой. Возвращаться на родину не хочется — там его ждет еще более мрачная нищета.

Алима и Булот снимают комнату в поселке Молодежный в Курортном районе. Раньше Булот хорошо зарабатывал на строительстве коттеджей, мог легко прокормить четверых детей. Теперь его уволили. И тогда Алима придумала выращивать зелень прямо в квартире. Лотками заставлена вся тесная комната. Муж продает укроп и петрушку возле метро. Большую часть выручки отнимает милиция. А на оставшееся живет его семья.

Историй таких людей, борющихся за выживание в чужом городе, можно рассказать множество. Один из лидеров таджикской диаспоры в Петербурге Бободжон рассказывает, что ежедневно к ним приходят около десятка людей просить помощи.

— Наши земляки и раньше жили здесь не в самых лучших условиях. Но раньше они могли заработать, прокормить себя и помогать близким. А теперь многие в прямом смысле голодают, — говорит Бободжон.

При этом диаспора не может помочь всем нуждающимся. Безработица вынудила многих задуматься о возвращении на родину — там хотя бы есть земля, на которой можно завести скот и выращивать овощи. Только денег на билеты уже нет.

В УФМС тоже не могут помочь оставшимся без средств к существованию гастарбайтерам. Отправлять их домой за счет российского бюджета никто не собирается. Как рассказала корреспонденту «НВ» начальник пресс-службы ведомства Дарья Новикова, отсутствие работы не является поводом для депортации, если, конечно, человек легально находится в России.

Сводки происшествий свидетельствуют о том, что отнюдь не все добывают средства к существованию дозволенными способами. Иностранцы, оставшиеся не у дел, нередко нападают на своих же собратьев. Такой случай, например, произошел недавно в Стрельне. Уволенные со стройки граждане Узбекистана атаковали бытовку, в которой жили их земляки, и отняли все ценное, даже продукты.

При этом в ГУВД не склонны драматизировать ситуацию и говорить о всплеске преступности среди иностранных рабочих, связанном с массовыми увольнениями. Как сообщили корреспонденту «НВ» в пресс-службе милицейского ведомства, за первые 2 месяца этого года зафиксировано 90 преступлений, совершенных иностранцами. Это даже меньше, нежели в аналогичный период прошлого года.

Хорошо, что проблема безработицы среди гастарбайтеров еще не достигла той стадии, когда соответствующим ведомствам придется принимать пожарные меры или хотя бы признать само наличие проблемы. Да и по характеру выходцы из Средней Азии — люди мирные и бесконечно терпеливые. Нам остается помнить: гастарбайтеры, согласные делать за копейки самую грязную работу, безропотно живущие в самых немыслимых условиях, ставшие героями грустных анекдотов, оказались сейчас в самой настоящей ловушке — без заработка и возможности вернуться на родину. Они нуждаются и в элементарном сострадании, и в справедливости. Оно поможет многим из них не встать на преступный путь, а нам — сохранить уважение к себе и доверие со стороны тех, кто не по своей воле оказался «иностранцем», но верит и надеется на Россию.

http://www.nevskoevremya.spb.ru/strana/5219/gastarbaiteriborutsyazavizhiva/Невское время, N49, 24.03.2009


© Мигрант.Фергана.Ру 2018