Около тысячи мигрантов несколько январских дней прожили в поле на российско-украинской границе 20.01.2014 14:01 msk

morozОколо тысячи граждан Узбекистана и Таджикистана несколько январских дней провели в поле на морозе между пунктами пропуска России и Украины. Люди просто не знали об изменениях в Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ», вступивших в силу с января 2014 года. Теперь иностранец, прибывший в Россию без визы, не может находиться тут суммарно более 90 суток в течение 180 дней. В противном случае въезд в Россию ему будет запрещен в течение трех лет со дня выезда. А мигранты уже привыкли каждые 90 дней покидать территорию России и немедленно возвращаться назад.

О том, что происходит с теми, кто пересек границу в ближайшем населенном пункте и попробовал возвратиться, рассказывает адвокат Комитета «Гражданское содействие» Илларион Васильев:

«15 января, когда мы с Бахромом Хамроевым, сотрудником Правозащитного центра «Мемориал», находились в Брянске, ему начали звонить журналисты с просьбой прокомментировать ситуацию на российско-украинской границе. Между пограничными пунктами России и Украины, в районе пункта пропуска Погар, скопилось около 500-1000 мигрантов – их выпустили из России и не пускали назад.

На интернет-форумах я нашел подтверждение этой информации, и мы решили съездить и посмотреть все на месте.

В российский пограничный терминал в Погаре мы прибыли на автомобиле в ночь с 15 на 16 января. В кафе недалеко от терминала мы встретили около сотни узбеков и таджиков, ожидавших решения своих вопросов, связанных с переходом границы. Нам удалось выяснить у них, что, действительно, около тысячи узбеков и таджиков несколько дней провели в поле на морозе между пунктами пропуска России и Украины.

Еды нет, костры жечь запрещено. Украинские пограничники сначала впускали людей в свою страну. Но тех, кто затем хотел вернуться в Россию, российские пограничники пропускать отказались, так как по новым законам у них запрет на въезд в Россию. Украина по второму разу тоже пускать никого не стала. 14-15 января ситуация разрешилась: пограничники России давали мигрантам подписать и оставить на границе уведомление о том, что иностранец обязан в течение трех дней выехать на родину. Некоторых, несмотря на запрет въезда, пропустили без подписания обязательств.

Рассказывали нам и про поборы посредников – суммы начинались от 2200 рублей. Нам говорили про посредника-узбека в белой куртке, которого мы потом встретили перед самим терминалом. Он собирал очередную группу.

При въезде на российский терминал мы объяснили пограничникам цель нашего визита — ознакомиться со сложившейся ситуацией. Они вели себя с нами очень официально. Пока мы были на терминале (около полутора часов), мимо нас прошло около десяти групп мигрантов по 10-15 человек. После выезда за российский пункт пропуска мы увидели чистое поле – людей там не было. Перед шлагбаумом стояло несколько автобусов и машин, очередная группа мигрантов пешком переходила на территорию пункта.

За нами все время следовал «хвост» — легковушка с двумя пограничниками. Украинские пограничники отказались давать комментарии, просили проявить понимание.

Когда мы вернулись на российский терминал, минут двадцать нас не пропускали за шлагбаум, мы тормозили образовавшуюся за нами очередь из машин и при этом видели, что группы мигрантов передвигались по терминалу исключительно бегом. Далее мы почти благополучно пересекли паспортный контроль, нас пропустили без очереди.

Уехав с терминала, мы снова зашли в кафе, где встретили около сотни мигрантов. Машина с пограничниками сопроводила нас до кафе, там они пообщались с постом ГИБДД, который останавливал все проходящие мимо машины, и группой мигрантов. Пока мы пили кофе, сотрудник ГИБДД остановил с десяток машин.

Одного из пограничников мигранты называли Аликом. Это же имя нам называли мигранты до въезда на пункт пропуска – сказали, что есть Алик, который «решает вопросы».

Адвокат Сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал» в Санкт-Петербурге Ольга Цейтлина рассказывает о возможных последствиях для тех, кто попал под действие обновленного закона:

«Хотела бы поделиться информацией о том, что ожидает тех, кто въехал в РФ при запрете въезда. В Санкт-Петербурге уже было несколько случаев, когда въехали в РФ при том, что был запрет въезда.

Если выявляют на улице (проверяя регистрацию) и видят, что у задержанного запрет въезда, возбуждается дело по незаконному пересечению границы, это подследственность ФСБ. Избирается мера пресечения – заключение под стражу, нарушителя помещают в СИЗО. Все доводы, что заявитель не знал, что въезд закрыт, не принимаются во внимание.

После этого есть два варианта развития событий. Можно не признавать вину и провести около двух лет под стражей (в период рассмотрения дела в суде в общем порядке: свидетели — пограничники, УФМС, данные о запрете въезда, исследование всех доказательств и т.д.). Или можно вину признать, пойти на «особый порядок» и быть осужденным в течение трех-шести месяцев в пределах отбытого под арестом.

По известным нам двум случаям люди выбрали второй вариант (те, кто не знал, что въезд закрыт). Они признали вину, согласились на «особый порядок» и получили обвинительный приговор. Так что те, кто въехал в РФ, имея запрет въезда, сильно рискуют получить уголовное дело и попасть в СИЗО».

***

За 2013 и начало 2014 года в области миграции принято уже столько разнообразных, крайне негативных для населения России и мигрантов законодательных актов, что можно ожидать взрыва.

Так, в Кургане ситуация дошла до предела. 14 января мигранты попытались штурмом взять здание УФМС по Курганской области. Среди протестующих были мужчины и женщины с малолетними детьми. Для того чтобы остановить рассерженных людей, успевших разбить окно в здании УФМС, сотрудники миграционной службы вызвали бойцов ОМОН. Причиной возмущения в этом случае стала невозможность получения разрешения на временное проживание в Курганской области.

Правозащита, 20.01.2014


© Мигрант.Фергана.Ру 2017