Рахматилло Зойиров: «Таджикские трудовые мигранты – самые незащищенные в России» 19.05.2015 10:05 msk

Экономический кризис и введение патентной системы оформления иностранных работников значительно обесценили труд мигрантов в России. Но на работниках из разных постсоветских стран эти трудности отразились тоже по-разному. В наиболее уязвимом положении, как социально-экономическом, так и правовом, в России сегодня находятся таджикские трудовые мигранты, считает лидер Социал-демократической партии Таджикистана, председатель Таджикского юридического консорциума, известный в республике правозащитник Рахматилло Зойиров. В конце апреля – начале мая он посетил Москву и ряд российских городов с целью создания адвокатской сети по правовой защите граждан Таджикистана. Об этой инициативе, о проблемах правовой помощи таджикским гражданам, находящимся в тюрьмах и следственных изоляторах, а также о том, почему Таджикистану срочно нужно вступать в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Зойиров рассказал в интервью «Фергане».

- Рахматилло Хамидович, как получилось, что сегодня именно таджикские мигранты, по Вашим словам, оказались в России в самом худшем положении?

- Экономическое положение наших мигрантов в России особенно ухудшилось в последние полгода. И не только из-за кризиса. Это произошло еще и по той причине, что Армения и Кыргызстан вошли в ЕАЭС, и для их трудовых мигрантов теперь будут действовать льготные условия.

Уже сейчас во многих местах, где трудились таджикские трудовые мигранты, их вынуждают освобождать эти рабочие места для мигрантов из Армении и Кыргызстана, так как последним теперь не нужно получать патенты – они приравнены в трудовых правах к гражданам России, и у работодателей с ними меньше проблем. Мигранты из Таджикистана и Узбекистана в этом отношении оказались в наихудшей ситуации. Кроме того, если раньше патент стоил 1.000 рублей, то сегодня, как мы знаем, 4.000 рублей и выше, а зарплаты стали намного ниже. И наших мигрантов переводят сейчас на более низкооплачиваемые позиции. Например, водителей автобусов переводят в помощники механика. Их зарплаты уменьшились в полтора-два раза. Представьте: человек платит за патент 4.300 рублей, за проживание, как минимум, столько же или еще больше, и еще месяц они должны кормить себя. Я разговаривал со многими ребятами. Например, те, кто работает в транспортных компаниях и проживает в общежитиях при этих предприятиях, платят 4-5 тысяч за койку. Спрашивается: что они смогут отправить своим семьям в Таджикистан?

По данным Национального банка Таджикистана, за четыре месяца 2015 года в республику в виде денежных переводов от физических лиц поступило $615,6 млн, что на $318,6 млн (34,1%) меньше показателя аналогичного периода прошлого года. Так, в январе-апреле 2014 года объем денежных переводов частных лиц в республику составил $934,2 млн. В общем объеме переводов в Таджикистан доля российского рубля составила 79,1%, доллара США – 19,8%, евро – 1,1%.

Мы уже видим снижение денежных поступлений в республику. Думаю, что это снижение может достичь двукратного размера. Сейчас количество поступающих в республику переводов держится, в основном, на тех трудовых мигрантах, которые имеют российское гражданство или которые ездят в Россию уже годами, у них есть постоянный работодатель и место работы, а не за счет новоприбывших, не имеющих стабильной работы – а их в России большинство.

- Есть ли в таком случае возможность повлиять на ситуацию, чтобы улучшить как социально-гуманитарную, так и экономическую составляющую трудовой миграции из Таджикистана?

- Я считаю, что Таджикистану немедленно и однозначно нужно вступать в ЕАЭС, несмотря на то, что это приведет к определенному снижению вливаний в бюджет страны за счет уменьшения таможенных платежей. В целом Таджикистан может потерять от четверти до половины таможенных поступлений. Но в перспективе от вступления в ЕАЭС Таджикистан выиграет гораздо больше – выиграет вся трудовая миграция и таджикские предприниматели, которые будут освобождены от двойного налогообложения, от таможенных пошлин, и их свободное перемещение по территории государств-членов ЕАЭС даст населению в разы больше возможностей и льгот, нежели таможенные поступления в бюджет. Объективно, от использования этих бюджетных средств население ничего не имеет. А вот то, что наши трудовые мигранты и предприниматели смогут свободно функционировать на пространстве ЕАЭС, во-первых, приведет к уменьшению их расходов – не нужно будет платить за патент, то есть будет экономия в их собственных бюджетах. Во-вторых, эти деньги будут проходить непосредственно через семьи, местные общины и способствовать их развитию и повышению уровня благосостояния народа.

- А ждут ли Таджикистан в ЕАЭС?

- Думаю, страны ЕАЭС очень бы приветствовали вступление Таджикистана в организацию. И об этом уже не раз заявляли российские политики, например, глава МИД Сергей Лавров. И хотя от наших чиновников я лично не раз слышал, что нам нужно подготовиться, но решение этого вопроса нельзя затягивать. Точнее, мы уже упустили и продолжаем упускать свои возможности.

Таджикистан все еще изучает все потенциальные позитивные и негативные последствия от вступления в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и пока не принял окончательного решения, заявил 14 мая министр иностранных дел республики Сироджиддин Аслов. Глава МИД отметил, что Таджикистан находится в географическом тупике, и экономика республики зависима от ряда уязвимых факторов, поэтому в Таджикистане «очень осторожны перед вступлением в какие-либо экономические организации». Следует отметить, что из пяти стран-членов ЕАЭС только Кыргызстан имеет общую границу с Таджикистаном.

Если он не будет позитивно решен в ближайшее время, и Таджикистан не вступит в ЕАЭС, нас ждет обострение экономического кризиса и серьезные социальные потрясения, в частности, вытекающие из положения таджикских трудовых мигрантов в России. А значит – пострадает все таджикское общество. Таджикские мигранты окажутся под нажимом в России, их права по сравнению с гражданами новых членов ЕАЭС будут все больше ограничены. Я уверен, что, если провести опрос, то большая часть населения Таджикистана выступит за вступление в ЕАЭС. И в структурах власти очень многие понимают такую необходимость. Но, как уже стало традиционным в Таджикистане, все ждут, какое решение примет президент, на что он пойдет. Потому что за многие годы в Таджикистане выработался стереотип «долготерпения», ожидания и зависимости от главы государства, без которого инициативы у других чиновников просто-напросто нет. Сейчас задача специалистов – очень оперативно изучить и разъяснить правительству все плюсы от такой интеграции. Статус трудовых мигрантов и местного населения должен быть уравнен. А единственный способ уравнять их в правах – это вступить в ЕАЭС.

- Вы часто поднимаете вопрос правовой защиты таджикских мигрантов в России, и Ваша последняя поездка по российским городам связана с созданием адвокатской сети. Что это за проект?

- Наши мигранты в России – наименее защищенные и в правовом плане. Таджикским гражданам сложнее защищать свои права и из-за их правовой неграмотности, и потому что на чужбине они не знают, к кому обратиться за помощью, а к вопросам задержания и осуждения своих граждан в России правительство Таджикистана относится, как к второстепенным. Поэтому сейчас в Москве я создаю мобильные группы из адвокатов, которые тем или иным образом связаны с Таджикистаном или у них доброе человеческое отношение к трудовым мигрантам. Как правило, это либо наши юристы, которые здесь живут и работают, либо те, чьи родители жили в Таджикистане, и они связаны какими-то узами с нашей страной. Это моя личная инициатива. Почему я решил это сделать? В Таджикистане ко мне очень часто обращаются родственники мигрантов, находящихся под следствием или осужденных в России. Я сам неоднократно приезжал в Москву и нанимал адвокатов для защиты наших земляков. Вот и в этот мой приезд в Москву на меня возлагали надежды и дали поручения примерно 15 семей. Я начал собирать людей из числа знакомых юристов, так как те адвокаты, которые не знают азиатов, нашего менталитета, никогда не были в Таджикистане, зачастую работают спустя рукава.

- Сколько адвокатов Вы уже привлекли к этой работе?

- На данный момент около 50 адвокатов, в основном в Москве, готовы взаимодействовать со мной по вопросам защиты таджикских мигрантов. У меня уже есть договоренности с несколькими адвокатами, с которыми я нахожусь в постоянном контакте с тем, чтобы было, к кому обращаться. Только в Москве работает более 200-сот моих знакомых адвокатов, однокурсников и учеников, которым я когда-то преподавал, а по регионам России их наберется более 500-сот человек. К этой работе я хочу привлечь и адвокатов, приехавших в Россию из Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана.

- Как будет осуществляться коммуникация адвокатов с подзащитными? Как люди узнают, к кому лучше обратиться?

- Информацию об этом легко распространить, например, посредством электронных СМИ и интернета. В июне 2015 года нами намечена встреча для обсуждения этого вопроса. А пока контактные данные этих адвокатов я другие правозащитники даем в индивидуальном порядке.

- Адвокаты будут оказывать бесплатную юридическую помощь?

- Консультировать они будут бесплатно, но вести конкретные дела уже на договорной основе. Мы исходим из того, что многие родственники не могут выехать из Таджикистана и подписывать договора. Сейчас такие договора можно заключать и в электронной форме. И цена будет умеренной, и обмана будет меньше, потому что все будет оформлено, и оплата будет производиться перечислением денег с наличием чеков и квитанций. Главное, что люди, с которыми я устанавливаю личные контакты и договоренности, будут выполнять свою миссию качественно, потому что, кроме материального интереса, у них есть еще и чисто человеческая заинтересованность, выражающаяся в личных связях с Таджикистаном. Родственники многих мигрантов готовы платить за то, чтобы их сыновья и братья не попали в тюрьму. И им важно, чтобы их не кинули. Ведь случаев недобросовестного выполнения адвокатами своих обязанностей немало. Обращающиеся ко мне люди рассказывали, что адвокаты просили принести им деньги, и это никак не оформлялось. А потом они просто ничего не делали, и люди не могли доказать, что они им платили. Получается, что в России наши граждане в большинстве случаев остаются без правовой поддержки, а такая помощь им очень нужна. Находящиеся в СИЗО люди нуждаются в том, чтобы адвокат узнавал об их реальном состоянии, подавал ходатайства на осмотр врача, проведение нужных экспертиз и реагировал в случае применения к его подзащитному незаконных методов ведения следствия. Не секрет, что давление на людей, находящихся под следствием, для получения признательных показаний – очень распространенное явление. Именно на этапе следствия происходит много нарушений в отношении задержанных и обвиняемых людей. Человека задерживают за кражу или мелкое хулиганство, а потом на него «навешивают» еще и несколько других преступлений. Или разрабатывают одного, а вместе с ним берут других, непричастных к преступлению. Эта порочная практика, оставшаяся еще с советских времен, продолжает существовать и в России, и в Таджикистане, когда правоохранительным структурам нужно сдавать план по задержанию и раскрытию преступлений, передаче дел в суд. Есть негласная категория лиц, которых для этого «приносят в жертву». И среди них очень много оказывается именно таджиков. Ведь на скамью подсудимых легче всего посадить того, кто реально себя защитить не может. Я сам участвовал в процессах в Москве, Перми, Орехово-Зуево, Подольске, где возникали именно такие ситуации, то есть на подследственных «вешали» преступления, которые они не совершали. Кроме того, абсолютное большинство попавших за решетку граждан Таджикистана осуждены впервые.

- То есть, Вы считаете, что за решетку часто попадают невиновные?

- Посудите сами. Сейчас в Таджикистане, после последней амнистии, в местах лишения свободы находятся порядка 9 тысяч человек – это столько же или даже меньше, чем в колониях и СИЗО России. Например, по данным той же ФСИН России, из 28,5 тысяч иностранных заключенных 7786, то есть более четверти, составляют граждане Таджикистана. Еще более 1,5 тысяч граждан Таджикистана находятся в следственных изоляторах, то есть в отношении них еще идет предварительное и судебное следствие. Граждане Таджикистана лидируют среди иностранных заключенных в России. На втором месте – представители Узбекистана. Все остальные страны зарубежья, включая все страны СНГ, составляют менее половины заключенных. Невольно напрашивается вопрос: что, граждане двух этих республик, особенно Таджикистана, отъявленные носители криминала? При этом мигрантов из Таджикистана в России около 1,5 миллионов, из Узбекистана – более 3 миллионов, мигрантов из Украины 4,5-5 миллионов человек. Получается, что количество осужденных трудовых мигрантов из Таджикистана в соотношении к общему их количеству в России в разы больше, чем из других постсоветских республик: в 4 раза больше, чем среди трудовых мигрантов из Узбекистана, в 16 раз больше, чем из Украины, в 60 раз больше, чем граждан Казахстана и Кыргызстана вместе взятых. Получается какая-то немыслимая преступность среди таджикских трудовых мигрантов. Лично у меня эти цифры вызывают большие сомнения.
Я не говорю, что все они невиновны, но среди них очень много людей, которые пострадали по заведомо ложной информации для того, чтобы сделать план, который ставится перед правоохранительными органами.

- Какие еще вопросы, связанные с трудовой миграцией, Таджикистану необходимо решить в первую очередь?

- Как я уже сказал, многие вопросы решатся, если Таджикистан вступит в ЕАЭС. В первую очередь, важно уравнять трудовой статус мигрантов и местного населения. Кроме того, должны быть заключены соглашения между правительствами и ведомствами наших государств, которые позволят решить вопросы пенсионных отчислений. Ведь с официально оформленных мигрантов в России взимается подоходный налог и отчисления в Пенсионный фонд, но вопрос о том, как им будет начисляться пенсия в Таджикистане, когда они достигнут пенсионного возраста и вернутся на родину, до сих пор не решен. Есть проблемы с условиями пребывания и учебы детей мигрантов и много других социальных вопросов, которые наше правительство должно решать с правительством России. Споры о том, сколько таджикских трудовых мигрантов в России, уже всем надоели. Мы, общественность, говорим, что не менее 1,5 миллионов, правительство Таджикистана уменьшает эти цифры до 600 тысяч, Центризбирком в угоду власти к выборам «снизил» их количество до 250 тысяч. Но от этого занижения данных положение мигрантов не улучшится. Главное сегодня – обеспечить их социально-правовую защиту, потому что именно трудовые мигранты, когда они реально ощутят свою правовую защищенность в России, смогут поправить социально-экономическое положение Таджикистана, вкладывая свои ресурсы в отечественную экономику и создавая самим же себе на родине новые рабочие места.

Беседовала Нигора Бухари-заде

Международное информационное агентство «Фергана»


Комментарии

  1. Abdulla24 Май 2015 в 21:44

    Правительствам стран Центральной Азии следует помогать и финансировать НПО своих стран для открытия филиалов в России для правовой поддержки мигрантов,работающих в России!На самом деле мигранты в России -рабы,бесправные существа! Русские как хотят, так и издеваются над ними!

Оставить комментарий

 
© Мигрант.Фергана.Ру 2016