Почему миграционные инициативы российского МВД не будут работать 18.10.2017 11:10 msk

Совершенствование процесса управления миграционными потоками в России всё больше напоминает хождение по кругу. Вот МВД выступает с очередной инициативой — перенести проверку документов трудовых мигрантов на границу, чтобы пограничники разворачивали нарушителей и тогда, как считает начальник ГУВМ МВД Кириллова, их не придется искать и ловить. Предполагается, что мигранты на границе будут проходить дактилоскопирование, фотографирование и проверку других данных. Так и до визового режима недалеко.

Но давайте посмотрим, как это будет работать на практике. При визовом режиме всё отработано и понятно: желающий посетить Россию иностранец подаёт все необходимые документы в диппредставительство, и после всех проверок в заинтересованных ведомствах (МВД, ФСБ, МИД) получает визу и едет в Россию. Если в визе отказано, то потенциальный гость узнаёт об этом у себя по месту пребывания и никуда не едет.

В случае реализации предложения МВД, иностранец сначала покупает билет на самолёт или поезд, тратит время на дорогу, а потом на границе его могут просто развернуть. Получается, что деньги на проезд были выкинуты на ветер (а для мигрантов это очень существенная сумма) и непонятно, кто оплачивает его возвращение. В случае визовых отношений иностранца, прибывшего каким-то образом без визы, возвращают за счет авиакомпании, на самолете которой он прилетел. А уж сколько времени будет занимать проверка на границе – отдельный разговор. Пограничники имеют регламент – 2 минуты на человека, иначе возникают огромные очереди со всеми вытекающими негативными последствиями, например, опоздание на стыковочные рейсы и т.д. С новыми правилами о таких регламентах можно забыть. Также не ясно, если это будет делать МВД, то до пересечения границы или после? Но в любом случае пассажиры новым очередям не обрадуются.

Это уже будет не граница, а какая-то огромная нейтральная зона с непонятными правилами пребывания там иностранных граждан. Да и российских граждан эта новация коснется в полном объеме: очереди, неразбериха, антисанитария и прочие радости.

Между тем в 1990-е годы на границе уже существовал подобный иммиграционный контроль, правда значительно упрощенный и решающий вспомогательные задачи. Тогда предполагалось, что на пунктах пропуска будут работать сотрудники миграционной службы, как во многих странах, а границу и так называемую «зеленку» будут по-прежнему охранять пограничники. Но это идея не прошла и миграционщиков с границы убрали.

Следующее предложение МВД о необходимости восстановления системы определения потребности в иностранной рабочей силе также возвращает нас на десятилетия назад. Все это уже проходили и от этого отказались. Просто у нас нет методик расчёта баланса трудовых ресурсов. И нет уже давно, ещё с советских времён. Следовательно, мы вернемся ко времени, когда регион определял квоту на трудовых мигрантов. А ведь квотную систему заклеймили как не эффективную и коррупционную.

А сейчас де-факто признается, что широко разрекламированная патентная система также недостаточно эффективна. Колоссальные средства, по-прежнему направленные на создание региональных центров оформления патентов, подобных ММЦ, расположенному вблизи д. Сахарово, потрачены впустую. Может быть, дело не в конкретном механизме, а в его реализации и функционировании? Проще говоря, в управленческих кадрах.

Все эти шараханья являются следствием нарушения принципа преемственности в миграционной сфере. Через каждые 7-8 лет происходит реформирование миграционной службы, в результате которого приходят новые люди, весь процесс выстраивания миграционной политики начинается заново. Было бы забавно наблюдать со стороны, как новые руководители открывают для себя удивительный мир миграции, если бы это не имело возможных трагических последствий. В результате последней реорганизации в миграционном ведомстве вовсе не осталось квалифицированных кадров. И это при том, что экспертов в области миграции высочайшего уровня у нас достаточно.

Но процесс идёт, идёт и обсуждение никуда не годного проекта ФЗ об адаптации и интеграции мигрантов, разработанным Федеральным агентством по делам национальностей (ФАДН). Такого же мнения придерживается и Общественная палата РФ. В нем нет самого главного – механизма проведения адаптации и интеграции мигрантов. Это происходит из-за недостаточного осмысления происходящих процессов. Как мотивировать мигранта начать полноценно коммуницировать с окружающими людьми, а не только со своими соплеменниками, ФАДН ответить не может. Не определен и сам субъект интеграции. Сказать, что мигранты будут интегрироваться в российский социум, это значит ничего не сказать. Российский социум разный. В Москве и Санкт–Петербурге одни социальные условия и правила взаимодействия, в малых городах — совершенно иные. Более того, иногда в малых городах представители не титульной нации, бывшие иностранцы, получившие российское гражданство, коррумпируя местную власть, устанавливают свои порядки, обрекая всю работу по адаптации и интеграции мигрантов на неудачу.

В прессе достаточно широкое распространение получили исследования РАНХиГС и ВШЭ, свидетельствующие о якобы имеющемся серьезном сокращении притока мигрантов. Даже говорится о шестилетнем минимуме их присутствия на территории РФ. Объясняют это сложной экономической ситуацией и дорогой процедурой легализации. Если говорить о легальных мигрантах, то да, мы согласны. Но основная причина – это отсутствие эффективно действующих механизмов по управлению миграционными процессами. Выходцам из республик Центральной Азии, составляющим большинство трудовых мигрантов на территории России, просто некуда больше ехать. Все попытки некоторых руководителей этих республик, пытающихся перенаправить эти потоки прежде всего в богатые страны Ближнего Востока, не увенчались успехом, там всё занято выходцами из Бангладеш, Индии и Пакистана.

При высокой рождаемости (только в Таджикистане каждый год на рынок труда дополнительно выходит до 100 тыс. человек) и высокой безработице альтернативы миграции в Россию у них просто нет. Поэтому цифра, свидетельствующая об уменьшении миграционных потоков, на самом деле однозначно говорит об увеличении нелегальной составляющей. Это значит, что имеющийся инструментарий не позволяет мониторить потоки мигрантов.

Однажды положение с мигрантами хорошо описал директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Владимир Гимпельсон: «Мы вообще очень приблизительно представляем, где мигранты работают, сколько их вообще трудится, сколько они зарабатывают, как взаимодействуют друг с другом и с окружением. Есть и более сложные, но не менее важные вопросы. А если это не изучить, никакой осмысленной миграционной политики быть не может». Так что прежде, чем в порыве нигилизма всё ломать под корень, необходимо разобраться с текущей ситуацией, изучить, что же на самом деле творится в стране. И только потом, основываясь на богатом собственном и международном опыте, переходить к реформам.

Авторы: Никита Исаев — директор Института актуальной экономики; Вячеслав Поставнин — президент фонда «Миграция XXI век»

Источник: «Независимая газета»

Международное информационное агентство «Фергана»

18.10.2017


© Мигрант.Фергана.Ру 2017