Мусульманская миграция в Россию: интеграция возможна 01.11.2017 16:11 msk

В конце октября в Высшей школе экономики в Москве состоялась Международная конференция «Миграция: новые тенденции и направления». Эксперты обсуждали, в частности, вопросы о том, может ли миграция в Россию из стран Центральной Азии способствовать исламизации, и как она влияет на изменение мусульманских общин Подмосковья.

Рассказывая об особенностях восприятия феномена «мусульманской иммиграции» на Западе и в России, директор Центра теоретической и прикладной политологии РАНХиГС при президенте России, профессор Владимир Малахов объяснил, почему такая иммиграция рассматривается как проблема или вызов:

— В этом вопросе можно выделить три блока проблем, которые сбрасываются в одну корзину, — это терроризм, депрессивные пригороды и секуляризм. Что касается терроризма, то здесь мы имеем дело с проекцией геополитических конфликтов на проживающих на Западе выходцев из исламского мира. Происходит если не отожествление их с терроризмом, то вменение им моральной ответственности за акты насилия.

Во втором блоке мы имеем дело с ситуациями, когда конфликты на почве социального исключения интерпретируются, как конфликты на почве культурных различий. У всех на памяти молодежные бунты в пригородах городов Европы. Именно их преподносят якобы как вызванные цивилизационной несовместимостью потомков мигрантов и местного населения. Хотя никакой культурной альтернативы бунтари Европе не бросают, не говоря уже о том, что большинство из них не религиозны, их выступления подаются в медиа, особенно в российских, как манифестация столкновения исламского мира с европейской цивилизацией.

Теперь о секуляризме. Надо различать сферы культуры и религии. Сейчас европейская культура переживает кризис. Там происходят столкновения двух моделей развития Европы, условно их можно назвать либеральной (это индивидуализм, феминизм, права ЛГБТ-сообщества, однополые браки) и противостоящей ей консервативной с фокусировкой на отрицательное отношение к абортам, однополым бракам и так далее. Либералы — это агностики, а консерваторы идентифицируют себя с христианскими ценностями. Вызовом чему является присутствие в Европе мусульман? Вызовом секулярной Европе, где религия перестала играть серьезную роль, или вызовом христианской Европе? В чем проблема — в появлении людей, которые серьезно относятся к религии, или в появлении людей, которые принадлежат другой религии?

Есть два пункта, по которым и консерваторы и либералы сходятся. Это допущение того, что ислам не совместим с секуляризмом (ибо не признает разделения публичного и приватного, религии и политики), и что секуляризм – это продукт христианства (результат развития христианской Европы). Оба допущения неверны, потому что миллионы мусульман Европы доказали, что могут разделять приватное и публичное, религиозное и политическое. Практикующие мусульмане выработали свое поведение в процессе адаптации в европейском обществе, а не практикующие уже своей повседневностью показывают, что они секулярны, — пояснил Малахов.

Отношение к мусульманской миграции в России

Далее эксперт перешел к вопросу, возможна ли исламизация в России. По его словам, вплоть до недавнего времени миграция из так называемых «мусульманских стран» в Россию не маркировалась в таких терминах. Выходцы из Азербайджана и Средней Азии рассматривались и населением, и чиновниками как азербайджанцы, узбеки, киргизы, таджики, а не как мусульмане. Одна из причин — сложившееся с советских времен превалирование этнических категорий над религиозными.

— Важно отметить, что феномен, именуемый «иммиграцией» в российском случае, по сути является не миграцией, а географической мобильностью в пределах бывшего Советского Союза. И те, кого называют мигрантами, — это поколения (по крайней мере те, кто родился в 60-70-х годах прошлого века), которые социализировались в одних и тех же институтах (школа, армия, комсомол) с теми, кто выступает для них принимающим населением.

В публичном пространстве в Центральной России, кроме регионов, где проживают мусульмане, мы имеем те же фреймы восприятия мусульманской иммиграции, что и в Европе: страх перед исламизацией и так далее. Но интересно другое, а именно — какие фреймы работаю на официальном уровне. Российские чиновники и политики, комментируя события вокруг мусульманской иммиграции в Европе, не могут позволить себе ту риторику, которую позволяют их коллеги в странах Запада.

Во-первых, как можно выступать с критикой исламизации, когда 10-12 процентов нашего населения принадлежит к этой конфессии? Причем, это не «понаехавшие», а коренное население России. Во-вторых, официальная позиция России базируется на ценностном противопоставлении себя Западу: «мы — моральная альтернатива аморальной Европе». То, что вменяется мусульманам в качестве антиевропейского поведения, например, неприятие однополых браков или отрицательное отношение к феминизму, является нашим моральным фундаментом и нашей национальной идеологией. То есть мы не можем принять те основания, на которых строится отторжение мусульман в западной Европе.


Прихожане одной из мусульманских молелен в Подмосковье совершают намаз

Здесь надо остановиться на таком понятии, как «мерцающий секуляризм». Государство в России понимает себя не столько гарантом прав и свобод граждан, включая свободу слова и религии, а менеджером конфессиональных отношений, организатором диалога между группами граждан. Кроме того, в нашем случае позиция властей о секулярном характере государства не прояснена. Недавно принятый закон о защите чувств верующих явно имеет приоритет над такой свободой, как свобода слова, — заключил Владимир Малахов.

Прихожан больше, татар меньше

Аспирант Института этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая РАН Алена Гуськова рассказала о влиянии миграционных процессов на местные религиозные организации мусульман в Московской области. По ее данным, в настоящее время в разных городах Подмосковья уже существует около 45 официально зарегистрированных мусульманских объединений.

— Количество этих объединений зависит не от общей численности населения, а от числа мусульман, постоянно проживающих в населенных пунктах. В основном мусульманскими организациями охвачена ближайшая к Москве территория либо самые развитые промышленные города. Эти организации подчинены Духовному управлению мусульман (ДУМ) Московской области в составе Духовного управления мусульман России, а также Духовному собранию мусульман. Основателями мусульманских общин является историческое татарское население Подмосковья, семьи которых в большинстве своем приехали сюда из Поволжья в 20-30-е годы прошлого века. После 2000 года наблюдается значительное увеличение численности населения, за счет приезжих увеличилось число прихожан, и общины столкнулись с тем, что им надо расширять уже существующие молитвенные помещения, — рассказала исследователь.

По словам Гуськовой, на службах и праздниках стал заметен контраст, когда из местного населения религиозные мероприятия посещают пожилые люди, а из приезжих — много молодых. Увеличение количества прихожан требует создания новых молитвенных помещений. Причем, не всегда места собраний мусульманских общин выглядят как культовые сооружения. Иногда это обычные помещения. Если мусульманский центр небольшой, то на основные религиозные праздники стараются арендовать большие помещения, например, спортплощадки.


Курбан-байрам в Коломне, 2016 год

— Руководят общинами местные татары-старожилы, но уже кое-где появляются их помощники, которыми могут быть и приезжие. Для того чтобы утвердить свой статус, им надо сдать экзамены в ДУМ России. Тенденция такова, что общины, создаваясь на основе татарских объединений, теряют татарскую специфику. По некоторым оценкам, от 60 до 80 процентов прихожан – это приезжие из Средней Азии или южных регионов России, поэтому если раньше хутба (мусульманская проповедь. – Прим. «Ферганы») проводилась на татарском языке, то сейчас — преимущественно на русском, – пояснила Гуськова.

Мусульманская община как инструмент интеграции

По словам эксперта, увеличение количества прихожан также повлияло на деятельность общин — добавились задачи по интеграции мигрантов и помощи приезжим. В ответ на вопрос, как общины помогают в интеграции мигрантов, Алена Гуськова привела слова имам-хатиба местной религиозной организации города Мытищи, ректора Исламского колледжа Московской области Инсафа Камалова: «Безусловно, мы постоянно и в проповедях, и просто даже в каких-то лекциях говорим прихожанам общины, чтобы порядок парковки, прихода и ухода соблюдали. Чтобы не создавали трудностей или же помех для соседей, которые находятся в непосредственной близости от нас. Мы всегда отмечаем, что, если они сюда приехали, то должны знать русский язык — проповедь у нас ведется исключительно на русском языке. В начале, конечно же, добавляем татарский язык, так как у нас основали и зарегистрировали общину татары. И отмечаем, чтобы те, кто сюда приходит, делали патент и регистрацию, документы чтобы приводили в порядок».

Алена Гуськова также процитировала ответ первого зампредседателя Совета муфтиев и ДУМ России Рушана хазрата Аббясова на вопрос, как влияет на общину миграция из Средней Азии: «Особенно никак не влияет. Мигранты в основе своей являются только прихожанами, не активными членами общины. Мы если сами видим какого-то лидера — безусловно, привлекаем его, чтобы он был нашим «рупором». Через религиозный фактор можно очень активно взаимодействовать — на Востоке и в Средней Азии есть понятия «подчинение» и «слово старшего», через таких людей можно доносить что-то до тех, кто еще не приходит в мечеть или русский язык не знает. Сегодня мечеть — это не только место поклонения, то это некий адаптационный центр для мигрантов».

— Во время исследования мы изучали, как миграция влияет на общину, и отметили три момента. Во-первых, приезжих очень много, но в основном они остаются лишь прихожанами. Во-вторых, изменения все-таки происходят: мигранты становятся частью общины и благодаря ее адаптационным программам лучше интегрируются в социум. Особенно ярко здесь представлено новое поколение, дети мигрантов, которые учатся в медресе вместе с другими детьми, свободно говорят на русском языке и легче интегрируются в российское общество.


Олимпиада по основам исламских знаний в Мытищах, 2017 год

Также мигранты стали проявлять больше активности в жизни общины. Например, если надо провести праздник на несколько тысяч человек, то есть без мигрантов-волонтеров уже не обойтись. И в-третьих, изменения происходят в системе управления. Речь идет о том, что необходимо сохранять приоритет управления местных жителей, которые имеют связи с местными немусульманами и могут урегулировать отношения с коренным населением. Татар призывают активизироваться и не забывать о своих этнорелигиозных корнях, — заключила Гуськова.

Записала Екатерина Иващенко. Фото предоставлены Аленой Гуськовой

Международное информационное агентство «Фергана»

01.11.2017


© Мигрант.Фергана.Ру 2017