Женская трудовая миграция из Таджикистана – это надолго 25.09.2017 15:09 msk

Изменения, произошедшие в Таджикистане за годы независимости, привели к новому социальному явлению – массовой трудовой миграции, заметную часть в которой составляют женщины. Доля женщин в общей массе трудовых мигрантов, выезжающих из Кыргызстана в Россию, в 2016 году составила 39%, в то время как таджикских женщин-мигрантов в России намного меньше – лишь 17% от общего числа.

На одном из недавних круглых столов по проблемам трудовой миграции из Таджикистана один из участников предположил, что все дело в менталитете: таджики оседлая нация, а кыргызы — кочевая, поэтому женщины Кыргызстана «легки на подъем». Тем не менее этот вывод подвергся критике историков, поскольку переход кыргызов к оседлости завершился еще в конце 30-х годов минувшего века с завершением процесса коллективизации в советских республиках Центральной Азии. Участники круглого стола пришли к общему выводу — главными причинами современной женской трудовой миграции из Таджикистана были названы совершенно иные факторы.

Было, но прошло

Со времен восстановления народного хозяйства после Великой Отечественной войны советские женщины составляли существенную часть так называемых лимитчиков, выезжавших на стройки в Москву и добровольцев на всесоюзных ударных комсомольских стройках. Были среди них девушки-таджички, однако говорить о массовой смене ими места жительства и работы не приходилось — уезжавших далеко от родины были единицы.

По издавна сложившимся канонам поведения, главной ролью большинства женщин-таджичек в советский период было ведение домашнего хозяйства и воспитание детей. Поскольку основными кормильцами в таджикских семьях были мужчины, доля женщин, занятых на рынке труда Таджикистана, была едва ли самой низкой в Советском Союзе.

В таких отраслях, как строительство, общественное питание и транспорт процент работающих женщин не превышал 10 – 15%. Несколько выше были показатели в сельском хозяйстве – в нем трудилась одна треть всех занятых в науке, культуре и искусстве – до 40%. И лишь в сфере образования и здравоохранения доля женщин была преобладающей.

После распада СССР и обретения Таджикистаном независимости в сегменте женской занятости на внутреннем рынке труда произошли заметные изменения. Подорванная гражданской войной экономика, дефицит рабочих мест на фоне высоких темпов прироста населения Таджикистана привели к снижению занятости женщин более чем на 15%, причем во всех сферах деятельности.

В центральных и северных промышленно развитых районах Таджикистана к 2010 году доля занятых женщин трудоспособного возраста от общего числа женского населения составляла лишь треть, а в Горном Бадахшане – не более 3%. По экспертным оценкам, реформа сельского хозяйства, в ходе которой были ликвидированы колхозы и совхозы, привела к безработице от 130 до 150 тысяч женщин. Как и во всех постсоветских странах Центральной Азии, в Таджикистане с середины 90-х годов начал набирать обороты процесс трудовой миграции.

Почему не на родине

Причины роста миграционных настроений и женской трудовой миграции в Таджикистане мало чем отличаются от причин трудовой миграции женщин других постсоветских стран и исследованы достаточно полно. В числе основных факторов, побуждающих женщин искать работу за пределами своей страны, на первое место эксперты ставят бедность (по данным Всемирного Банка 13% населения Таджикистана проживает за чертой бедности, и с 2009 года данный показатель практически не изменился).

Второй причиной исследователи называют безработицу и отсутствие перспектив трудоустройства на родине. Третья, по мнению экспертов, — низкий уровень социальной поддержки беднейших слоев населения со стороны государства.

Также таджички ищут работу вне республики по ряду субъективных причин. По многочисленным телеканалам развитого в Таджикистане (даже в отдаленных кишлаках) спутникового телевидения люди видят высокий уровень жизни практически всех стран мира и, сравнивая с ним свою жизнь и свой быт, начинают думать о перемене мест, где можно «жить по-европейски». Кроме информации с телеэкранов, в каждой таджикской семье знают примеры успешной адаптации знакомых и соседей в России, и других странах, и интеграции земляков в незнакомые им ранее местные сообщества.

Поэтому к числу причин, побуждающих женщин к отъезду, в последнее время можно уверенно причислять и личные мотивы: желание незамужних таджичек заработать деньги для себя и родственников, получить образование, приобрести нужную профессию. Не на последнем месте – желание устроить личную жизнь далеко за пределами своего дома, что, впрочем, характерно для любой постсоветской страны, включая Россию.

Кто они, женщины-мигранты?

В связи со значительным числом центров миграционного притяжения в России, социально-демографический состав таджикских женщин-трудовых мигрантов исследован весьма слабо. Известно лишь, что социологи условно делят их на две группы.

Более многочисленная группа — женщины, уехавшие работать и жить с мужьями и детьми или переехавшие к ним на временное или постоянное жительство. Менее многочисленная, но быстро растущая группа – молодые незамужние женщины, с преимущественно невысоким уровнем образования, самостоятельно выехавшие на заработки и нашедшие низкоквалифицированную работу, временами тяжелую, не пользующуюся популярностью у россиян.

Тем не менее попадающиеся иногда в прессу истории женщин мигрантов, занятых «адским трудом» являются скорее вымыслом, чем фактом. Как первая, так и вторая группа женщин мигрантов занята в России, преимущественно, «женским» трудом: в сфере торговли, общественного питания. Часть работает у физических лиц: поварами, нянями, сиделками, домработницами. Часть из них находит работу на предприятиях легкой промышленности, в сельском хозяйстве и даже в строительстве.

Начиная работать в России, большинство таджичек опираются на помощь родных и знакомых, поначалу в складчину снимают жилье, но с течением времени постоянно улучшают свои жилищные условия. Что же касается уровня заработной платы, то, по оценкам ряда экспертов, в таких отраслях как строительство и сельское хозяйство заработная, плата таджикских женщин в регионах России зачастую заметно превышает среднероссийский уровень.

Совсем не «женский» труд

«В 2001 году я приехала с братом на заработки во Владимир из таджикского города Канибадам, – рассказывает 45-летняя Зебо Каландарова, крановщица одной из крупных строительных организаций. – В Таджикистане у меня были навыки работы швеей, но в Таджикистане этим занимаются много женщин, и заработки были небольшими. Долго безуспешно искала работу во Владимире, пока весной брат не предложил мне поработать в их строительной бригаде. Наступившим летом мне удалось неплохо заработать на стройке, на внутренних и внешних отделочных работах.»
Она подчеркнула, что коллектив и работа ей понравились.

«Вскоре я вышла замуж за разведенного русского мужчину из нашей строительной организации и искать другую работу уже не было смысла. Получив российский паспорт и гражданство, по предложению нашего прораба я прошла курс обучения работе на колесных автокранах «Ивановец». Спрос на работу крановщиков, особенно с марта по октябрь — огромный, к российской зиме тоже привыкла. Заработки высокие, часть зарплаты посылаю родителям. С мужем и сыном уже несколько раз были на моей родине, и моим мужчинам Таджикистан очень понравился», — отмечает Зебо.

Эта и другие подобные истории женщин-таджичек, связавших свою жизнь с Россией, — уже не большая редкость. И число женщин, получивших российское гражданство, ежегодно растет, в том числе благодаря российской государственной Программе переселения в Россию соотечественников из стран СНГ.

«Вы будете быстро развиваться»

По данным министра труда, миграции и занятости населения Таджикистана Сумангула Тагойзоды, за первое полугодие 2017 года число трудовых мигрантов из Таджикистана в сравнении с тем же периодом 2016 года по разным причинам уменьшилось на 21%.

На первый взгляд, цифра солидная и отражает успехи таджикских властей в создании новых рабочих мест. Безусловно, такие успехи есть, но основные причины снижения численности мигрантов объясняются главным образом финансовыми сложностями на изменившемся рынке труда России и объемными черными списками нарушителей российского миграционного законодательства.

Трудовая миграция из Таджикистана в обозримом будущем вряд ли будет сокращаться такими же темпами. Напротив, по прогнозам исследователя трудовой миграции Натальи Зотовой, масштабы трудовой миграции женщин из Таджикистана будут увеличиваться.

Результаты выборочных социологических исследований настроений женщин-мигрантов из стран Центральной Азии в городах России показывают, что средняя продолжительность их работы в России у них составляет от 3 до 7 лет, и эти сроки непрерывно растут. Примерно половина женщин-мигранток планирует, заработав деньги, вернуться на родину, но у пятой части из них уже сформировалось устойчивое убеждение остаться в России навсегда, и примерно столько же женщин всерьез задумываются над этим.

В 1996 году в Москве состоялся Первый форум переселенческих организаций, созданных мигрантами из стран СНГ. На нем выступил сотрудник Московского бюро Международной организации по миграции (IOM) профессор этнографии из США Ричард Моррис. Моррис посетил крупную мигрантскую общину в городе Борисоглебск Воронежской области и другие районы компактных поселений выходцев из Таджикистана.

«Законы развития экономики и общества справедливы для всех стран. Нашу страну строили мигранты со всего мира. И вы, мигранты, будете быстро развиваться в России», — заявил он тогда.

Так и произошло. Спустя 20 лет многотысячная община переселенцев из Таджикистана в Борисоглебске и других городах успешно интегрировалась в местное сообщество. В Москве, во многих других регионах России сложились и быстрыми темпами развиваются диаспоры из стран Центральной Азии. И таджикские диаспоры не являются исключением.

В этой связи историки приводят малоизвестный факт: в 20–30-е годы ХХ века большинство дворников в Москве были татары, выходцы из Татарской АССР. Успешно интернировавшись в столице, эти люди встали на ноги, заработали на жилье и дали своим детям хорошее образование.

Сегодня их рабочие места в московских дворах заняли работящие мужчины и женщины из Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана, а татарская диаспора в Москве – одна из самых многочисленных и успешных. Вне всякого сомнения – пройдет еще несколько десятилетий, и история, подобная истории трансформации татарской диаспоры в Москве, вновь повторится. На этот раз – с трудовыми мигрантами из Центральной Азии.

Андрей Захватов

Источник: Sputnik

Международное информационное агентство «Фергана»

25.09.2017


© Мигрант.Фергана.Ру 2017