Глава ФМС России: Потребность в иностранной рабочей силе будет уменьшаться 27.01.2016 16:01 msk

Руководитель (ФМС) России Константин Ромодановский рассказал в интервью «Интерфаксу» о миграционной ситуации в стране.

- Константин Олегович, на фоне проблем в экономике ФМС фиксирует отток мигрантов из России?

- Еще рано говорить об оттоке. Год только начался. Нужно учитывать сезон. К нам, в основном, едут «теплолюбивые» люди. Сейчас мы видим повторение картины 2015 года – на территории Российской Федерации находится не более 10 млн иностранных граждан. Это более чем на 1 млн меньше, чем год назад. Баланс въезда и выезда есть. Что будет дальше – посмотрим. Я считаю, что потребность в иностранной рабочей силе будет уменьшаться. Внедрение для мигрантов из безвизовых стран патентов повысило стоимость иностранной рабочей силы. Иностранный работник становится попросту дороже, учитывая оформление патента, его ежемесячную оплату. Работодателю становится выгоднее взять на работу российского гражданина. Пора встать с печи, идти работать.

- Сколько в России нелегальных мигрантов?

- Около 2 миллионов. Это люди, которые законно въехали в Россию, но могут нелегально работать. Масштабы незаконной миграции резко снизились после внедрения механизма патента. Есть и другие факторы, которые способствовали снижению — активное привлечение на работу украинских граждан при наличии у них разрешения на временное проживание или временного убежища. Кроме того, после присоединения к ЕАЭС Армении и Киргизии граждане этих стран могут работать в России без разрешительных документов.

- Вы полностью исключаете возможность миграционной амнистии для оставшихся нелегалов?

- Я не вижу смысла объявлять амнистию. Предположим, мы ее объявим. Неужели вы думаете, что после этого бывшие нарушители вдруг в одночасье станут законопослушными? На мой взгляд, это вопрос риторический. Кто такие незаконные иммигранты? Это люди, которые не хотят получить правовой или трудовой статус. Все ограничения для оформления легального статуса для мигрантов из безвизовых стран за счет патентов сняты. Наши правила понятны и прозрачны: иностранный гражданин приезжает в Россию, он знает срок, в течение которого ему надлежит встать на миграционный учет, когда он должен получить разрешительные документы. Все понятно и решаемо.

В Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и Ленинградской области могут быть временные сложности с получением патента, на всей остальной территории России, как правило, проблем нет. Дело в том, что в Москве и Санкт-Петербурге всегда была избыточная концентрация иностранных граждан. И сейчас концентрация мигрантов здесь больше, чем в других регионах России.

- Вы довольны, как работают миграционные центры Москвы и Московской области?

- Доволен, учитывая, что они начали работать не так давно. Очень доволен, что между ними есть определенное «соцсоревнование». Соревновательный элемент – это я вижу как руководитель миграционной службы – ведет к повышению качества услуг, даже к снижению цен на услуги. Это нормальная конкуренция, которая так требуется для экономического развития нашего государства. Я также доволен, что аналогичные центры у нас открываются в других регионах. Конечно, работа не без ошибок, но я очень надеюсь, что в основных городах притяжения мигрантов на территории Российской Федерации такие центры будут оказывать своим регионам существенную экономическую помощь. Мы сейчас на патентах зарабатываем более 800 млн рублей еженедельно. Эти средства идут в региональные бюджеты. И первая неделя 2016 года принесла 800 млн. Из них 365 млн заработал единый миграционный центр Москвы в Сахарово.

- Есть ли возможность создать в Сахарово более комфортные условия для людей в очередях?

- В Сахарово мы работаем меньше года. В ближайшей перспективе там планируется открыть новый корпус. Центр развивается.

- Есть ли планы вернуть миграционные преференции для граждан Украины?

- Преференции сохранились для лиц, которые в экстренном массовом порядке прибыли с юго-востока Украины. Это люди, которые остались без крова и средств к существованию. Остальные граждане Украины замечу, как и раньше, въезжают к нам по внутренним паспортам. Они могут приобрести патент, получить разрешение на временное проживание. Они также могут получить, если на это есть основание, временное убежище. Мы ни в коей мере не ограничиваем граждан Украины. У них такие же права как у граждан других стран СНГ.

- Продолжается ли приток беженцев с юго-востока Украины?

- Притока нет. И оттока, по сути, нет. В настоящее время в России находится порядка 2,5 млн украинских граждан, из них 1,1 млн – выходцы с юго-востока Украины. С апреля 2014 года по настоящий момент в ФМС для определения своего правового положения обратилось свыше 1,3 млн граждан Украины. Из них за убежищем – более 332 тыс., за разрешением на временное проживание – 318 тыс. Кроме того, 172 тыс. граждан Украины обратились с заявлением об участии в госпрограмме по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников из-за рубежа. В 2015 году граждане Украины стали основными участниками госпрограммы – более 63 процентов от общего числа.

- Скольким иностранцам запрещен въезд Россию за нарушения миграционного законодательства?

- Более 1,65 млн. В основном въезд закрываем за нарушение режима пребывания и совершение двух правонарушений в течение трех лет. Больше всего нарушителей — из Узбекистана. В принципе, традиционно среди иностранных трудовых мигрантов преобладают граждане Узбекистана. Исключение было в 2014 и 2015 годах, когда к нам приехало более миллиона жителей юго-востока Украины.

- Есть ли рост преступности среди мигрантов?

- Сильного роста нет. С 2013 года динамика не меняется. Удельный вес правонарушений, совершаемых иностранцами, в общем объеме преступлений – 3,8 процента.

- Сколько россиян уведомили ФМС о наличии второго гражданства и вида на жительство за рубежом?

- Более 1,1 миллиона. За нарушение установленного порядка подачи уведомления в отношении наших граждан составлено свыше 95 тыс. протоколов. Только в прошлом году за нарушение порядка подачи уведомления наложено штрафов на сумму 10,5 млн рублей.

- На фоне санкций и экономических трудностей много уезжает из России?

- Кто-то уезжает, отрицать это было бы глупо. Жизнь есть жизнь. Но это не миллионы. Каких-то катаклизмов на этом направлении мы не видим.

- Эти люди отказываются от российского гражданства?

- Практически все гражданство сохраняют.

- Едут ли к нам работать из визовых стран?

- Едут. Определенное падение въезда есть. Основная проблема, которая возникла у иностранных работников из визовых стран – знание русского языка. Но трудно себе представить, чтобы российский гражданин, пожелавший работать за рубежом, поехал туда без знания языка. Это нонсенс. Но есть и категория высококвалифицированных специалистов, которым разрешено не сдавать экзамен по русскому языку. Это именно высококвалифицированные специалисты, которые очень нужны нашей экономике, для них мы сделали поблажку. Радует, что в прошлом году по сравнению с 2014 годом в нашу страну приехало на 30 процентов больше высококвалифицированных специалистов.

- Бизнес жалуется, что процедура приема на работу иностранцев из визовых стран тяжелая. Есть ли планы ее упростить?

- Я неоднократно встречался с представителями бизнес-сообщества. Мы обменивались мнениями, обсуждали возникающие проблемы.
Существующий на сегодняшний день механизм приема иностранцев на работу понятен и доступен потенциальным работодателям, которые являются принимающей стороной.

- В России есть города, которые вызывают у Вас тревогу с точки зрения наплыва мигрантов? У многих ощущение, что избыток мигрантов в Москве. Что Вы об этом думаете?

- В некоторых регионах иностранных мигрантов больше, в некоторых меньше. Зашкаливаний нет. Москва нуждается в рабочей силе, и одновременно в Москве надо обеспечивать особый порядок по вопросам безопасности. Один предприниматель говорит, что не хватает рабочих рук, население говорит, что мигрантов слишком много. На границе этих двух мнений мы и работаем.

- Планируются ли какие-то специальные меры, чтобы ограничить приток трудовых мигрантов в Москву?

- Насколько я сегодня понимаю ситуацию, нет.

- У нас сейчас много сирийских беженцев?

- Наплыва нет. Сегодня в России находится чуть больше 7 тысяч граждан Сирии, это на 15 процентов меньше, чем в прошлом году. В 2015 году за временным убежищем обратилась одна тысяча сирийских граждан.

- Вы следите за судьбой семьи сирийских беженцев, которая жила в транзитной зоне аэропорта «Шереметьево»?

- Они были направлены в центр временного размещения ФМС России в Твери. Мы дали им временное убежище. У них есть возможность законно находиться в России, в перемещении мы их не ограничивали.

- Финляндия и Норвегия собираются выслать почти всех ближневосточных беженцев, которые въехали в эти страны через территорию России. Для нас это проблема?

- Разговор идет о десятках или сотнях человек. Они прибыли в Россию законно, а потом выехали в Финляндию и Норвегию, но в убежище в этих странах им отказали. Беженцы, у которых есть статус, дающий право проживать на территории России или многократная виза, нами будут приняты по реадмиссии, без вопросов. У того, кто въехал к нам по однократной визе, уехал в Норвегию или Финляндию, права вернуться назад в Россию нет. Диалог с Норвегией и Финляндией по вопросам миграции ведется. Я думаю, что в итоге мы достигнем понимания. Это очень хороший пример взаимодействия и откровенного разговора, заинтересованности не насолить друг другу.

Источник: Интерфакс

Международное информационное агентство «Фергана»

27.01.2016


Комментарии

  1. Человек28 Янв 2016 в 08:10

    Чтоб ты жил на одну зарплату.

Оставить комментарий

 
© Мигрант.Фергана.Ру 2017